zukenelher
No pasaran!
затхлость жаркого дня в душной комнате, в душном гниющем сепсисом теле.
я не заметил многих вещей.
просто. не. заметил.
а теперь мое бедро действительно гниет.
я же еще отличаю реальность и иллюзию?
буковки жукованной в пальцах мэримэримэри-осторо­жно-гегельянцы всегда знают, как разогнать меня и остановить у самой пропасти.
мне больше не хочется пускать вширь черные тоннели в руках.
мне хочется пустить эти дрожащие негодные конечности в ход.
и мне страшно это делать, ему страшнее, разумеется, но он просто впечатлительный.
но без него это ни к чему не приведет.
никогда не приводило.
я бы посмотрел со стороны на алтарь, у которого стоит одно тело и два человека.
на самом деле - ни одного.
не нужен алтарь.
просто не следует делать это дома - будет в три раза больнее.
у меня горит лицо и вера в людей, у него - всё остальное.
малые жертвы;
огонь сожрет всё;
я надеюсь.
дети, блядские сучьи дети, не-существует-такого-дерьма.
а потом - господибожеблядь;
потом - господиблядьсдохнинаконец.
парадокс - чтобы одна тварь сдохла, нужно познать смертность другой.
не просто убить -
сгнить самому.
"прежде всего мы приносим в жертву себя" - говорило мне полуседое отражение в 0-11 году.
"прежде всего - себя" - говорит мне мэримэримэри-осторожно-вы-сами сейчас.
мы советовали друг другу бежать.
интересно, знает ли она, что побег - это не гегельянцевнакостер-моятырадостьихихи, а самое дно коробочки-обманки для самой твоей сути, жертвы, жрущего кровь и предательства божества?
знает.
по кривой улыбке под искривленным септумом видно -
знает.
и так же боится.
__________________

а название неправильное.
не пояс койпера.
удавка.
койпер тихо визжит и ноетноетноет.
никакой управы на него нет.
конец лета.
и никакой огонь зеленый не спасет.
койпер - ты сам.
койпер - небесно-дохлый ультрамарин на голове и черные цветы под скальпом.

если оно коричневое - смой в унитаз. хороший совет. лучший совет.
и я собираюсь им воспользоваться.
потому что не хочу больше туннельно-черной экспансивности разорванной плоти.
всё.