Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: впечатления (список заголовков)
09:11 

Капает, капает гелий-3

No pasaran!
А сегодня на повестке дня у нас вопрос года. То ли повеяло всеобщим духом треклятого подведения итогов, то ли еще что. Кто вообще придумал эту кретинскую традицию — запоминать даты и отмечать их как праздники? Приходится невольно подчиняться. «Новогоднее настроение» на уровне: упасть лицом в салат и ржать куда-то в капусту-пекинку.
Собственно, сам вопрос: какого черта я с завидной регулярностью бываю взбешен? Раньше все можно было спихнуть на общий стресс, его остатки, но сейчас все поразительно хорошо. Работа есть, даже не такая паршивая, как я мог предполагать, свободного времени — жопой жуй, досуг разнообразен, с семьей-друзьями все отлично. То есть, все же хорошо, проблемы решаются, жизнь идет своим чередом, чувствую себя прекрасно, хожу радостный и довольный. А бешенство все растет, вспыхивая совершенно внезапно и не угасая подолгу. И все чаще ловлю себя на мысли, что скоро т.н. предметная и вербальная агрессия перетекут в чисто физическую. С одной стороны совсем не хочется бить людей по лицу, по сути, ни за что — ну мудаки они, и ладно, какое мне дело, пока меня это не задевает? К тому же в своей вспыльчивости виноват только я, и не следует никого пытаться травмировать просто потому что что-то не понравилось.
Но это если пользоваться только логикой. А как только в поле зрения появляется очередной источник раздражения, мозг просто медленно отключается. «Сдал позиции, сука».
Дружочек утверждает, что было бы неплохо посетить терапевта, но тот факт, что еще пару лет назад, будучи относительно спокойным, я чуть не расхреначил человеку кабинет и сдержался только из-за подсчетов стоимости ущерба.. в общем, так себе идея.
Идиотизм.


И-и-и переходим к другим приятным и не очень мелочам.

Беттельхайм просто шикарен! Вообще не понимаю, почему он так малоизвестен, в основном в кругах учащихся на факультете психологии, и то мельком, хотя его теории о поведении людей в экстремальных ситуациях — любопытная вещь. «Просвещенное сердце» — по сути, руководство к превращению людей в биомассу, а также причины, по которым этого лучше не делать — очень и очень хорошо зашло. Моя интерпретация, вопреки духу гуманизма книги, представляется чем-то логичным, но мой домашний кусок психолога утверждает, что это несколько странно. Задумался о цикличности человеческой истории и теперь любопытно, что станет толчком для ее нового витка, захотелось пообщаться на эту тему с одним умником. А впрочем, сейчас не об этом. Статьи и эссе у него тоже интересны, особенно о психологической привлекательности тоталитаризма. Может, даже подговорю приятелей зашиться вместе с переводом хотя бы того, что есть в сети на английском, не говоря уже о немецких публикациях. Только вот сомневаюсь, что он будет кому-то интересен. Однако, попытка — не пытка, а вдруг.

Страшно раздражают попытки в возвышенность при помощи высокопарного слога и банального выпендрежа везде, где можно и где нельзя, хотя невооруженным глазом видно, что это фуфло. Не все, но как минимум — две трети. Больные ублюдки. Впрочем, тут уже кто бы говорил. Куда ни плюнь теперь, попадешь либо в байроновского юношу, что для меня уже подобно ругательству, либо в шалаву с синдромом ОБВМ. Не спорю, я тоже мудила, зануда, эгоист и распиздяй, каких поискать, но выебываюсь хотя бы честно — если есть чем. А тут, простите, хуйню какую-то подсунули. Каждый раз тошно.
Зато гениальная фраза: «Ты не знаешь, что теряешь», — и все, для гомерического хохота на полдня вперед больше ничего не надо.


И погода радует.
И альбомчики хорошие радуют.
И вообще все очень круто.

@темы: жизнеописания, впечатления, бугурт

06:28 

М.У. и сопутствующие оказии

No pasaran!
Этой ночью меня внезапно посетил метафизический ужас. Это вроде как сидишь, все хорошо, а потом обухом по голове дает осознание собственной смертности, а извечный агностицизм добавляет перчика, особенно если учесть, что я, как и многие, не очень-то люблю пребывать в неведении. Хотя нет. Я, БЛЯДЬ, НЕНАВИЖУ ПРЕБЫВАТЬ В НЕВЕДЕНИИ и относительно даже самых мистических вопросов предпочитаю иметь некоторое представление о том, что меня чисто теоретически может ожидать. Потому-то еще в самом начале нежного возраста, едва у меня появился интернет, я побежал рыть всемирную паутину в поисках хоть какой-то информации по этому поводу. И, конечно же, нарыл. Малолетнему и озлобленному тогда существу, денно и нощно проклинающему несправедливость мира, в руки попала Бардо Тодол — Тибетская книга мертвых. А затем и Амдуат — тоже книга мертвых, но уже египетская, но о ней разговор отдельный. После них стало как-то невыразимо хорошо, будто бы все ясно, все хорошо и переживать по этому поводу не следует вовсе.

Конечно, потом вся эта благость прошла, как и всякая другая. Но впечатления остались и вот мне захотелось к ним вернуться. Что характерно, повторно озарение не снизошло, но оно и понятно — два раза одинаковая благость не приходит, а по вопросу о смерти это было бы и вовсе чудом. И все равно как-то успокаивают эти древние тексты.

Буддизм — одна из самых древних мировых религий. Чем-то он схож с индуизмом: обе имеют общие корни, индуистский Абсолют чем-то напоминает буддистскую Нирвану, разве что в последнем случае из колеса Сансары ты не очень-то легко вырываешься, настойчивое биение головой об аскетизм не поможет. Индуизм же ударяется в крайности — та самая аскеза, самоотречение и прочие безрадостные вещи; у буддистов все приятнее — срединный путь, никаких волнений, берегите карму, следуйте восьмеричному пути, вырветесь из сансары, достигнете нирваны и все будет хорошо. Правда, мне это представляется не очень-то достоверным, как, собственно, и сама перспектива.

К слову, у Ницше очень интересная критика буддизма в "Антихристе", но даже этот радикал не поносит последователей буддизма так, как христиан. А все потому что они славные.

Сансара есть круговорот рождения и смерти, бесконечных (почти) реинкарнаций, эволюции или деградации духа, если можно так выразиться. Ведь не всегда дух является человеком, что дает нам понять существование в буддизме Шести миров: мир дэ'вов, асуров, людей, животных, претов и адских существ. Что характерно, только родившись в человеческом мире, можно принимать решения сознательно, по собственной воле, в остальных мирах этой чудной возможности духи напрочь лишены из-за собственных противоречивых желаний и внешних обстоятельств, что само по себе — полный тлен. Повезло нам со свободой воли, а?

Как по мне, быть богом в данной интерпретации — бесконечная скука. Сидишь ты такой на вершине в белом пальто, весь красивый, или даже не имея формы, просто распыляясь по каким-то измерениям достаточно равномерно, и даже не можешь быть демиургом, не то что иметь какой-то смысл существования. Никаких тебе острых поворотов или трешового веселья, бесконечная благодать. Полнейшая пресыщенность и, между прочим, страх за свое благополучие. "Деградировать" до попадания в мир асуров дэ'вам почему-то не хочется. Вот глупые.

Мир асуров — чистое, ничем не замутненное сладострастное мочилово, рай для злобных гневливых-ревнивых полудурков, топающих ногами по всякому поводу. Вот вроде меня. Асуров считают полубогами, что завидуют благополучию и частичной отрешенности дэ'вов — хотя чему там, собственно, завидовать? — и существами, что питаются в основном ненавистью, ревностью и злобой. Как по мне, очень даже неплохо, хотя, конечно, если отбываешь там достаточно длительный срок, вся эта вакханалия может изрядно надоесть. "В Вальгалле хотя бы можно еще трахаться и жрать". (с)

Остальные формы жизни, кроме бытия человеческого, представляются мне еще более занудными, так что даже не буду о них упоминать. Только замечу, что в буддизме даже в аду постоянно не побудешь — очищаешь там некоторое время запятнанную кетчупом суровой действительности карму и быстренько сваливаешь в высший мир. Здорово, правда?

Как итог: бессмертие в этом мире или любом другом (и я имею в виду не буддистские миры) остается недостижимым идеалом. Впрочем, как знать.

@темы: впечатления

02:49 

[1]

No pasaran!
Старик Шопенгауэр считал, что страдание есть благо, нечто однозначно положительное, возможно, даже катарсис. И он был действительно по-своему прав: страдание закаляет и сохраняет «возвышенный образ мыслей», но сострадание отрицает само явление жизни; но потому он сам был врагом жизни, принимая христианство со всей его добродетелью.

«Чтобы человек сохранил в себе возвышенный образ мыслей, направлял свои мысли от временного к вечному, одним словом - чтобы в нем жило высшее сознание, ему необходимы боль, страдание и неудачи так же, как кораблю - отягчающий его балласт, без которого он не измерит глубины, станет игрушкой волн и ветров, не пойдет по определенному пути и легко перевернется». (с)

Согласно же Ницше, сострадание — чистый практический нигилизм, депрессивный и декструктивный, «в крайней степени заразный инстинкт», парализующий инстинкты, сохраняющие жизнь и повышающие ее качество и ценность. Сострадание, минуя совершенно справедливый естественный отбор, который обеспечивает эволюцию как таковую, сохраняет и множит всяческое убожество — то есть сознательно, под видом «высших ценностей», которые, по факту, есть абсолютное ничто, предпочитают худшее для себя. Это сознательный инстинкт смерти, чистое деструдо и мортидо, в совокупности порождая Танатос, вырабатываемый целым человечеством. А потому человеколюбие, любовь ко всему человечеству — есть отсутствие сострадания и взращивание хотя бы в себе самом инстинкта жизни, воли к власти, не имеющего удовлетворения.

«Что хорошо? — Всё, от чего возрастает в человеке чувство силы, воля к власти, могущество.
Что дурно? — Всё, что идёт от слабости.
Что счастье? — Чувство возрастающей силы, власти, чувство, что преодолено новое препятствие.
Не удовлетворяться, нет, — больше силы, больше власти! Не мир — война; не добродетель, а доблесть (добродетель в стиле Ренессанса, virtù, — без примеси моралина).
Пусть гибнут слабые и уродливые — первая заповедь нашего человеколюбия. Надо ещё помогать им гибнуть.
Что вреднее любого порока? — Сострадать слабым и калекам — христианство…» (с)
«...»
Ради инстинкта жизни следовало бы на деле искать средство нанести удар по такому опасному, болезнетворному скоплению сострадания — нанести удар, чтоб оно лопнуло… Нет ничего менее здорового во всей нашей нездоровой современности, чем христианское сострадание. Тут-то послужить врачом, неуступчивым, со скальпелем в руках, — наша обязанность, наш способ любить людей, благодаря этому мы, гиперборейцы, становимся философами!..

@темы: философия, впечатления

надписи на гаражах

главная