Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×

Люблю соц.опросы, можжевеловую водку, словоблудие и странную мимику.
Не люблю бессмысленные телефонные разговоры, громкие звуки, тупое упрямство.
Meow.

Самый мрачный денди на этой вечеринке.

URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:21 

/

No pasaran!
я боюсь;
мне страшно и как-то в целом делается плохо от одного отдаленного представления, сколько же я проебал;
возможности, шансы, работы — всё пустое;
сколько людей.
эшелон людей, с которыми я хотел бы сидеть на кухне, пить пиво, ходить на футбол, говорить о книгах;
не сложилось, как и множество других вещей в моей жизни. и мне правда жаль.

а больше всего жаль, что я и правда хотел бы жить только с тобой. что всё остальное представляется второстепенным и абсолютно неважным.
следовало бы извиниться за такой адресный антропоцентризм, нежеланный и невероятно глупый — впрочем, почему невероятно, все это очень по-человечески, — но не буду. потому что так — хоть что-то остается моим.
я не знаю, как этого избежать, и, откровенно говоря, не хочу.
моё «купи кирпич» — «немного чувствую себя живым». когда вспоминаю, почему и как же так. стараюсь помнить всегда.
за это — спасибо.

Мериме очень во многом была права. а в отчаянии — больше всего.

04:01 

.nomoretime315

No pasaran!
кто-то всё понял, а кто-то дрочит на пони-кроликов-траха­нных-алис;
или повседневность заэкранную, выхребеченную-размо­зженную танцами войны и всё тех же шлюховатых алис;
взорванность разрисованных, с любовью выписанными синими иконами бетонных плит заброшенных-выброше­нных-перемолотых зданий-комнат-посте­лей-людей;
выдранность зубчатоколёсной улыбки, произносящей что-то о сохранении-вознесен­ии-требе, за что её обладателя следует вытрахать и спрятать за выписанными на бетоне синими-синими шестирукими иконами с бесчисленностью глаз;
рафи-рави-недо-ввир­ованых недоверований с желтизной пиксельных детей, и всем смешно, и всем весело, побрякушки, rope on fire, дети и солнечные огурцы, моя-ж-ты-радость-их­ихи - снова и снова;
на болящую спину с вырванными костями, две из трех - на излом, на корм, в биодобавки, чтобы кто-то потом стал сильнее, "ага, стопудово", - под лопатками - семнадцатый месяц ненавистного лета, ч т о б ы б ы л о в е ч н о с е м н а д ц а т ь,
ведь самое лучшее - никогда. ничего. не понимать.
правда?

оставленные рваные и мокро-солёные чужие-или-не-очень записки - лазурным лезвием по воспаленной коре сознания, разваливающегося на яшмовый шпинель, квадратно-рафи-недо­-ввинированный;
поиск новых "подарочков" в укромных углах, демонстративная ругань и тепло в конце лета паршивого, на семнадцатом месяце, насквозь прошитом, отдающимся полностью во славу агнцевладельцам, у которых нет ни владений, ни перспектив на их появление, ведь овечки пошли не те, что раньше;
скрипящие старческим недовольством суставы вполне юного и вполне бревнистого тела, желающего извернуться как-нибудь по-эдакому, чтобы без этих самых, и взвизгнуть-раззвене­ться зеркальным по периметру, да чтоб ошметками и с каменно-перидотовым­ воем - потому что другого, очевидно, не умеет;
скошенность хромдиопсидоцеворит­овых дней, лицом в которые живут изредка, нехотя, подтасканно, не существуя и не зная этого, с неохотой разливая кофе и отскакивая в сторону в боязни иолитово-яшмовой температуры и тропиканской влаги.

кокетство не-но-жизни в юпитерских кольцах -
жить. да.
яшмовый шпинель не сомневается, глядя даже на 3:15 и глубже, хоть и кривится - смеется зубчатоколёсной змеёй.
иолит скулит и хочет в триста-какой-то-там­ месяц. и гниёт. и сомневается.

это становится дрянной привычкой.

10:14 

чио-чио-сан. дождь из перьев. малышка, 3:15

No pasaran!
1. чио-чио-сан.

взрезанность воздуха, одеяльная муть в помещении дымственности, приговор от неврастеника, святой-отец-вы-согр­ешили, святой-отец-ещё!-ещ­ё!, сказки про филии и филинов вовсе не сказки, только кто бы об этом знал. а кто знал — тому девяносто шестой в глотку и сжечь.
впаянный в раздолбанное портмоне сорокет белого не так радует, как всегда.
сорокет.
господибожеблядь.
в трипе кости свисают, словно мутное белое месиво.
несмотря на темноту и задымленность помещений и посещенной наружности, слишком много белого.
это вам не безумие и не евро с кристаллами.
все еще проще, еще дешевле и тривиальней, намного пошлее и вульгарнее.
это когда кого-то трахают в пяти шагах двое незнакомых мужиков, а ты спокойно выдыхаешь зеленые пары и стреляешь сигарету подошедшему мальчику, смахивающему на твой миллионник раковых смертей — только с круглыми глазами, не такими уставшими. он просто еще не в курсе и откровенно не понимает, что он тут забыл.
когда тебя пытаются трахнуть там же, не смущаясь, когда нащупывают хер, а потом ты избиваешь их до посинения, рассматривая выпавшую корочку одного из имбецилов и смеешься.
младшие лейтенанты теперь не просто не хотят танцевать.
пардон, ребятки, у меня не стоит. я же седак ходячий, откуда стояку взяться?
рубашка никогда не обтягивает запястья туго — слишком тонкие, пусть она хоть трещит в плечах.
конституция тела странное дело.
время понять— твое тело не храм, — говорит депо в твоей голове и ты рассматриваешь шестилетнего ребенка, разрешая остаться и честно предупреждая, что не все переживут эту ночь, раскуривая снова и понимая, что так будет лучше.
мутное дымное кровавое месиво.
сколько трупов побывало за этой стеной? не сосчитать.
ты исправно ненавидишь себя и своих знакомых, даже не самых плохих людей, трепетно относишься к умнице-другу, хочешь в разъебанную комнату в Мухосранске, чтобы дуть не с этими людьми, потому что все равно что в одиночку и с вечной весной в укомплехт.

клоака.


2. дождь из перьев. малышка, 3:15
литсо мое курёхинское подзажило. только в носу кровавая корка, маленькая совсем, и еле ощутимый шарик в слизистой на щеке.
я же говорил — всё заживает, как на собаке.
«удивляюсь, как ты еще не убился», — каждый второй.
я тоже.
непростительная слабость становится чуть менее ощутимой, когда позволяешь себе вспомнить, что болтал. ну, типа как "лицом к лицу" со своим дерьмом, как смелый заяц. прыг-скок. то прыгаю, то стою, но нихуя никуда не достаю. росточком не вышел ни физически, ни не_физически.
употреблять здесь «морально» или синонимы было бы просто удушающе. что там говорить о морали, когда наркоман, вынесший из дома все, что мог и не мог, объявляет тебя злодеем, каких мало.
я просто рассказал ему интимным шепотом на ушко — как ни одной из любовниц — что я сделал.
поразительно душевный юноша попался. говорит мне это чудовище в наркотическом угаре, что будь у меня юбка, он бы под нее полез, но армейские заляпанные штаны и майка-алкоголичка, вся в крови, ни к чему такому не располагали, и все закончилось хихиканьем — наркотическим его и моим абсолютно трезвым — трава не в счет.
всё вчерашнее.
сегодня — влить в себя кофе, днем немножко побыть человеком, каким-нибудь заебанным по самые гланды Борей Пиздыкиным с ипотекой и тремя детьми, а вечером — снова хаос. в э т о м с к л е п е я д и д ж е й
«завтра» до пизды, как и «послезавтра».
когда-нибудь никогда я начну жить настоящим.
КАКОЕ НАХУЙ Н А С Т О Я Щ Е Е, ЕСЛИ У ТЕБЯ ЕБАННАЯ СИНГУЛЯРНОСТЬ ПОД БОКОМ?
где, блядь, моя бестелесность?
где, сука, моя личная Кали с восточными синими руками, обещающая мне памятное посмертие и вечный позор и забытье на земле?
воспаленная лимфа гоняет по кругу, как шлюху, разве только помаду не мажет.
наверное, потому что я не мажу ничем лицо.
простите меня, все забытые «ё». но я привык говорить — печатать — «ё», как и «ква», только когда все совсем ни в пизду. не хуево, но как-то никак.
гроб, гроб, кладбище, пидор.
спасите кого-нибудь другого, я заебался ждать, заебался пытаться сам и не хочу уже спасаться. нахуй вы ко мне в склеп приперлись? спасители, блядь. Чип и Дейл нервно отсасывают в сторонке действительности, ширяясь теми же миксами, что и Ницше с богом, пахнущим хвоей, только вот Фридрих давно двинул коней, а хвойная мразь и не чешется. делает вид, что чешется, поправляет пластиковый терново-свинцовый венок, лениво чешет стигмы, — но не чешется. а молятся-то обоим.
попытки заполнить красные квадранты — все равно что ебашиться бараньей головой о плетень, надеясь, что когда-нибудь отпустит, но Чип и Дейл укуренно смеются, и ты понимаешь, что ты — один из этих хомяков, и скоро через тебя тоже покурят.
ах да, они же бурундуки. суровый фактаж размазал всю забавность зеленовато-желто-кр­асным ошметком бурундучьей прокуренной плоти.
не смотри, что я такой.
я всегда слежу за тобой.
когда-нибудь я свихнусь настолько, чтобы на полном серьезе полагать, что являюсь бессмертным духом в оковах плоти. и не в смысле "душой", боги, нет, как это пошло.
кажется, уже потихоньку всё к тому идет. пора думать, как буду пальпировать звезды, из остатков которых состоит эта бренная туша.
говорят, моя радужка желтеет на свету. шучу про асцит и предлагаю пощупать мою печень.
койпер-койпер, ты мудак.
даже астероиды человечнее, чем ячейки карбона.
впрочем, для меня "человечный" = "слепленный из говна".

ни к чему.

15:32 

перестань, перестань

No pasaran!
затхлость жаркого дня в душной комнате, в душном гниющем сепсисом теле.
я не заметил многих вещей.
просто. не. заметил.
а теперь мое бедро действительно гниет.
я же еще отличаю реальность и иллюзию?
буковки жукованной в пальцах мэримэримэри-осторо­жно-гегельянцы всегда знают, как разогнать меня и остановить у самой пропасти.
мне больше не хочется пускать вширь черные тоннели в руках.
мне хочется пустить эти дрожащие негодные конечности в ход.
и мне страшно это делать, ему страшнее, разумеется, но он просто впечатлительный.
но без него это ни к чему не приведет.
никогда не приводило.
я бы посмотрел со стороны на алтарь, у которого стоит одно тело и два человека.
на самом деле - ни одного.
не нужен алтарь.
просто не следует делать это дома - будет в три раза больнее.
у меня горит лицо и вера в людей, у него - всё остальное.
малые жертвы;
огонь сожрет всё;
я надеюсь.
дети, блядские сучьи дети, не-существует-такого-дерьма.
а потом - господибожеблядь;
потом - господиблядьсдохнинаконец.
парадокс - чтобы одна тварь сдохла, нужно познать смертность другой.
не просто убить -
сгнить самому.
"прежде всего мы приносим в жертву себя" - говорило мне полуседое отражение в 0-11 году.
"прежде всего - себя" - говорит мне мэримэримэри-осторожно-вы-сами сейчас.
мы советовали друг другу бежать.
интересно, знает ли она, что побег - это не гегельянцевнакостер-моятырадостьихихи, а самое дно коробочки-обманки для самой твоей сути, жертвы, жрущего кровь и предательства божества?
знает.
по кривой улыбке под искривленным септумом видно -
знает.
и так же боится.
__________________

а название неправильное.
не пояс койпера.
удавка.
койпер тихо визжит и ноетноетноет.
никакой управы на него нет.
конец лета.
и никакой огонь зеленый не спасет.
койпер - ты сам.
койпер - небесно-дохлый ультрамарин на голове и черные цветы под скальпом.

если оно коричневое - смой в унитаз. хороший совет. лучший совет.
и я собираюсь им воспользоваться.
потому что не хочу больше туннельно-черной экспансивности разорванной плоти.
всё.

21:05 

дополненное — или, скорее, собранное в кучу.

No pasaran!
точно так же в ноль мое ебало, когда я говорю с людьми, у которых глаза навыкате и абсолютное непонимание проблемы, конфликта, предмета, дела — неважно.
у них вот вера, а не знание.
нравственность, а не человечность.
время-деньги, а не ебанная вселенная.
твои сраные Планковские секунды утекают, мешая цвета и скругляя углы покруче кинескопа и кислоты.
твой танатос — хуйня, у тебя есть только либидо.
бояться следовало бы совсем не того. у тебя под носом хуева сингулярность, а ты, сука страшная, трясешься, когда тебя пытаются гопнуть трое козлов под темной аркой.
и рядом с заброшенным сараем за чертой города, где сыро и гнилые доски повсюду, тряпки, к которым страшно сначала прикоснуться, а потом ничего, можно жить — ты бы на одном гектаре срать не сел.
и вот когда ты, ебалаешник, пытаешься говорить хоть о чем-то стоящем, о чем-то, что имеет суть, стержень, хоть какой-то смысл —моментально обнажаешься. и лажаешь даже в этом. не то чтобы это не было свойственно людям, но...
лучше не пытайся.
если, конечно, не хочешь однажды обнаружить, что на тебя кто-то блюет. с другой стороны, кто-то всю жизнь не замечает чей-то хер в собственной жопе и живется этим людям не так уж плохо, но это уже совсем другая история.

что же все так желают быть спасенными?
о каком спасении речь может идти вообще, если даже не видите, что вот он, мешок, он мешает, какое в задницу спасение, ИЩИ-ИЩИ-ИЩИ, блядь, хорош быть жертвой, ищи, мать твою, молись на фортуну, отбрасывай гниющее мясо, думай, что тебе повезло с этим мясом — и, блядь, повезет, даже с этими уебищными глазами, в которые ты долбишься — увидишь и прошибешь свою рациональность, как бы ни желал оставить свою крышу на месте хотя бы ненадолго.
но — нет. зачем. иначе ведь удобнее, проще, теплее, окситоцинчик вот еще, рюмашка допамина за счет заведения, не хотите ли запланировать прерывание влюбленности, ах нет, ну тогда с лестницы как-нибудь сами.
как хорошо, что я в это не встреваю. не всерьез, боги, нет.

(21.06)


имею привычку хлопать или постукивать по крышке, когда открываю/закрываю что угодно, пусть даже дверь или окно. никак не могу спокойно уйти, если не будет двух хлопков

и каждый раз дико боюсь услышать ответный стук, унося ноги как можно быстрее даже от собственной квартиры. вообще ненавижу двери и особенно окна, хотя скорее сдох бы, не будь у меня окна в качестве запасного выхода. ненавижу помещения с одним входом-выходом, жуткие места.

как это называется, интересно

а еще во многих песнях есть такое дурацкое постукивание барабанных палочек или пальца о микрофон перед тем, как заиграет музыка. в моих наушниках это звучит, как будто прямо за левым плечом кто-то стучит в полной тишине, и окно у меня как раз за левым плечом, а за правым — стена и трубы.

я чертов параноик.

увы — днем пишется отвратительно. то есть совсем не пишется.

вообще у меня дома странное расположение комнат — все проходные, кроме моей спальни. странный частный самострой. выходит так, что как только я оказываюсь на пороге гостиной, пройдя обе спальни, передо мной сразу метров восемь (?) пустого пространства, гостиная и кухня — как будто в бетон выстрелили чем-то здоровенным и оно прошло навылет.

сейчас идет дождь, все распахнуто настежь, только двери в мою и родительскую спальни закрыты, чтоб Макс по кроватям не скакал, тварюка заразная. соответственно, по всему дому повышенная влажность — о чем свидетельствуют немедленно свернувшиеся кольцами волосы — и сквозняк, издающий интересные звуки. не страшные, кстати, мне скорее нравится это завывание.

так вот. после метро35, как только выхожу в гостиную, закрывая дверь, мне из-за темноты, влажности и сквозняка кажется, что впереди — туннель. и у меня натурально трясутся поджилки, что, пройдя с десяток шагов, я не уткнусь вытянутой правой рукой в стену около проема, где должна была бы стоять кухонная дверь, а задену кончиками пальцем склизкие и холодные стены туннеля.

если уже говорить о ночных страхах — я черта с два выйду на перекур в собственную котельную, если не прихвачу с собой кошку или собаку. там слева сразу при входе стоит большое зеркало, на которые у меня стойкая паника уже лет и лет — помнится, еще когда маленький был, безотчетно потребовал у родителей убрать со старого трюмо зеркало и вынести куда подальше, потому что чуть ли не скулил, когда надо было проходить мимо него, постоянно избегал в него смотреться, но и боялся поворачиваться к нему спиной. до сих пор не понимаю, почему, но если бы его сюда притащили — разбил бы, как пить дать. м-да.

собственно, это зеркало в котельной ничем особенным не отличается, и дикой паники не вызывает, и смотрюсь я в него всегда спокойно, но в промежутке между вторым и четвертым часом ночи всегда курю у собственного окна, просто стремно даже входить в котельную в это время. о да, я очень мнительный.

дождь все еще идет, в котельной я курил около получаса назад — три за десять минут — и мне в шуме дождя слышался звук шагов. вчера было то же самое, да и вообще всегда. раньше искал какие-то оправдания, мол, послышалось, сиплый кашель - это сосед, он может хоть в три ночи выпереться не пойми зачем, а сейчас только посмеиваюсь, и даже не нервно, как оно бывает. просто забавно.

(31.05)




а вообще мне правда очень жаль, что я слишком поверхностный для литературы. и что слишком дохуя литераторов развелось. и что Коэльо чуть ли не все поголовно считают глубоким писателем. вообще-то нахуй таких друзей, которые так думают. зачем мне недоразумения в жизни. и зачем в литературе кто-то еще более поверхностный, чем Коэльо.

@темы: ненависть, жизнеописания, больное

10:44 

в моих словах фашист кричал

No pasaran!
Была у меня недавно истерия на тему, что я после себя вообще оставлю. Подохну, очевидно, достаточно быстро — не во цвете лет, но до преклонного возраста вряд ли дотянет изношенное сердечко — и все, ебало в ноль, никто не вспомнит, разве что в минуты уныния и перебирания старых, давно сдохших друзей, как я делаю сейчас в минуты особенного малодушия, за что совершенно неискренне каюсь. А недавно додумал это дело и осознал, что достаточно сделать что-то лайкодрочерства ради, словить как можно больше хайпа в определенной тусовке, разложив свою персональную истину, свою мысль, считай, собственного ребенка, — как родную шлюху на кухонном столе — вжать, отпечатать, по самой поверхности распластать, разлить ее тонким слоем бензина и оставить сверкать радужной пленкой, пока кто-то не поднесет спичку. Или не поднесет. Примеров в истории немало, а психопатов знакомых у меня достаточно, чтобы надеяться хотя бы на вариант 1:1. В любом случае, тут, по крайней мере, подыхаешь с мыслью, что сделал хоть что-то для того, чтобы этот мир сгорел, а все остальное — ебись оно конем.

Проблема в том, что лайкодрочерство — настолько не моя тема, что аж обидно. Секунды на пол. Ведь всегда есть друзья-психопаты.



Перечитываю тут цикл «Метро» Глуховского, плюшками все балуюсь, а в ушах до сих пор звенит вой того наполовину нелюдя: «А вдруг мы одни?» — и понимаю, что да, это та самая палка для всех и каждого, что и правда же страшное дело, и все равно взяться за нее сил никаких нет. Пустое. Не то всё, не там ищем, мудаки мы пиздоглазые, а еще и деремся за эти игрушечки, как тряпки. Это искусство, это психология, красота мифа, полет мысли, — но не палка. Все равно что споткнуться о корень Иггдрасиля и выточить из него копье, а потом говорить, что оно лучше пера, потому что «убивает же, тык-пык, так быстрее, да еще и во имя веры же!» Человечеству не нужна такая палка.

Ну не уебки ли?

@темы: мимоходом

23:14 

No pasaran!
Когда не можешь спокойно спать в собственной постели, становится ясно, что в этой жизни что-то пошло не так.

Когда смотришь на всех с дружеским участием и понимаешь, что тебе просто глубоко плевать.

Когда ненавидишь такие же дружеские участливые взгляды и упиваешься немногими взглядами ненависти.

Когда даже в ярости нет невинности. Ненависть чиста и холодна. Их чувства — просто ярость, просто инстинкты, просто реакция на внешний раздражитель, просто-просто-просто. Устройство амебы дизентерийной.

Когда невинность встречается только в глазах необразованных, глупых, вздорных проституток с «Мотеля».

Когда не остается ничего, и ты сидишь, неважно где — на пьяной вечеринке, или рядом со слугами Господа-нашего-единого-и-бесчеловечного, или в кругу семьи, теплом настолько, что, кажется, у тебя изо рта сейчас выпадет не просьба передать соль, а кусок льда, черного исключительно от внутренней злобы на себя самого, — и сидишь ты совершенно один. Понимая, что любимые люди, даже если они действительно были бы, причем рядом, живые и материальные, — сами по себе ничего не значат.

Тогда ты понимаешь, что... что?

Это такой себе налет декадентских забав, душная, гнилая расселина, сладковато-тошнотворный аромат которой преследует тебя везде, словно преданный фамильяр. И в какой-то момент становится ясно, откуда этот душок — я давно умер, я давно разложившийся труп. Упрямый рационализм не дает слететь с катушек: когда видишь собственную кровь, слышишь кровоток в ушах, ощущаешь боль — становится ясно, что все это бред.

А тем временем запах тлена, живой гнили, прелых досок и влажной земли перебивает даже ненавистный при жизни аромат букета лилий.

__________________________________________________


Начинаю понимать, почему люди так неистово верят в Бога. Не потому что им кажется, что иначе они не могли возникнуть — такие хрупкие, сложные, ломкие и совершенные, — а потому что им страшно. Страшно думать о том, что после может ничего не быть. Что будет утрачена воля, мысли, личность. Стараются оставить после себя хоть что-то на земле — искусство, историю, да хотя бы и детей, — память. Потому что отвратительно, наверное, подыхать, зная, что ты ничего значимого после себя не оставил.

И мне самому дико страшно. Пиздец как страшно, и в последнее время — особенно. Когда думаешь о наследии, неоправданной длине собственной жизни — одновременно долгой и ужасающе короткой, не желая ни смерти, ни бессмертия, — очень быстро теряешься среди материального. Уже не выходит забываться всеми этими приятными ежедневными вещами, которые только напоминают о том, как быстро и глупо все происходит. Преследует случайная фраза: «Недолго и несчастливо, как все люди», — и мгновенно хочется закинуться чем-то потяжелей. Раз уж недолго, так хоть счастливо.

И вроде ты в курсе, что потом-то будет уже все равно, а значит и смысла нет постоянно прокручивать в голове этот пиздец, лучше наслаждаться каждым мгновением и не думать о неотвратимом небытие, — но эта мысль помогает совсем ненадолго.

«И стоишь ты, как хуй на именинах, со своим самурайским мечом, а вокруг — ни мудаков, ни кроликов...»

А что до Бога — я бы, может, и хотел поверить. Но что-то никак не выходит.

10:35 

Один из вас

No pasaran!
Пояснил бате суть шуточек за склеп и диджеев. Этот шикарный момент, когда хоть кто-то в твоем окружении шарит за Локимина, кроме Аньки! Которая же мне его и слила, ага.
Кажется, в пальце после вчерашнего угара все-таки трещина, но на рентген меня только понесут, и то не факт. Порезал эластичный бинт — и так сойдет, хуль.
Вообще, последние несколько месяцев никак не мог полноценно напиться. Винчик шел просто как в сухую землю, да и все остальное тоже. А вот вчера! На фоне стресса! После пяти несчастных бокалов уже повело! Короче, два литра ушли за час с чем-то, помню, что вроде еще чем-то полирнул и лежал, бухой в жопищу, счастливый до пизды. Невероятное облегчение. А сегодня мы продолжим сеансы терапии в групповом формате.

Эксперимент продолжается. Минутная блажь, а глядите-ка, как загорелся! Блажь откликается на «Даню» и обладает идиотизмом четвертой стадии — за то и любим. Пятый день, вроде бы, но что-то даже конь не валялся, все притупилось после вчерашнего и стало только лучше, хотя мне честно стремно пробовать завтракать еще раз. Ну и хуй с ним. Но он обещался подъехать на пару минут, и я искренне надеюсь, что до инфернальных действ посреди улицы дело не дойдет.
Все-таки этот фетишизм когда-нибудь меня до ручки доведет. Или, что вероятнее, кого-то еще. Одна лапочка, которой я рассказывал обо всем этом, сказала, что доведет меня до ручки — или гроба — исключительно любопытство. И (не в тему, да) еще кто-то с той же тусовки сказал, что я смахиваю на Цири в детстве со всей этой восторженностью, наивным восприятием, и в моем возрасте это слегка не норм, учитывая регулярно происходящий кругом пиздец. Но кого это ебет, правда?

Перечитывал недавно мисс Брайт, сидел и ржал, как мудак. Сложно не понять, почему она мне так нравится, но тот хайп, что она словила с «Изысканным трупом» пару лет назад, совершенно не оправдан. Вот именно его почему-то дико не люблю. «Вкус полыни» — ван лав.

Смотрел «Сатирикон Феллини» на днях, выпизделся всем знакомым, которые хотя бы теоретически могут оценить этот лютый треш, но все еще хочу визжать. До итальянского артхауса надо дорасти, и я почему-то решил, что этот момент настал. Судя по впечатлениям — не прогадал, но все равно нихрена не понял и после каждой сцены бегал читать википедию, чтобы разобраться, что все эти люди все-таки делали. Более-менее понял, что характерно.
Отвратительные картинка и звук, еще и субтитры английские внизу мешались, актерская игра отбитая вкрай, но сколько удовольствия, ей-босху, даже вспомнить не могу, после чего еще верещал так восторженно. Второй кусочек Вавилона в этом году после «Горгорода», но все не так драматично. Лучшая сцена, наверное, — «Пир Трималхиона» в первой части, особенно самый конец. Всегда так с этим артхаусом — хуй пойми, что именно восхищает, но чертовски круто.

И последнее на этот раз.
В кои-то веки от меня отъебались ВСЕ люди, которых я не устраиваю! Радость-то какая, ей-боуи, ОНИ ОТЪЕБАЛИСЬ! Никто не трогает, не говорит, какой я мудак, не указывает, что мне надо делать со своей жизнью, совершенно не имея на то оснований!
Как же это охуительно, ребят, всем большое спасибо, аплодисменты в студию. Трижды «ура».

Как перестать слушать по утрам Аллегрову и MLDB, то испытывая инфернальное веселье, то бросаясь в EBM-декаданс, плюющий в лицо?
Никак!

08:22 

No pasaran!
Почему-то большая часть моих хороших знакомых, которых я просто обожаю — суицидники, алкаши, наркоманы, да и в целом психически больные люди. Кунсткамера какая-то, а не друзья.
Одна, блин, Анька на голову здоровая, и то — не факт.

@темы: мимоходом

20:59 

No pasaran!
Качели

В истоме тихого заката
Грустило жаркое светило.
Под кровлей ветхой гнулась хата
И тенью сад приосенила.
Березы в нем угомонились
И неподвижно пламенели.
То в тень, то в свет переносились
Со скрипом зыбкие качели.

Печали ветхой злою тенью
Моя душа полуодета,
И то стремится жадно к тленью,
То ищет радостей и света.
И покоряясь вдохновенно
Моей судьбы предначертаньям,
Переношусь попеременно
От безнадежности к желаньям.

9 июля 1894

***

Короткая радость сгорела,
И снова я грустен и нищ,
И снова блуждаю без дела
У чуждых и темных жилищ.

Я пыл вдохновенья ночного
Больною душой ощущал,
Виденья из мира иного
Я светлым восторгом встречал.

Но краткая радость сгорела,
И город опять предо мной,
Опять я скитаюсь без дела
По жесткой его мостовой.

7 июля 1896

Сологуб

***

Кинематограф

Это город. Еще рано. Полусумрак, полусвет.
А потом на крышах солнце, а на стенах еще нет.
А потом в стене внезапно загорается окно.
Возникает звук рояля. Начинается кино.

И очнулся, и качнулся, завертелся шар земной.
Ах, механик, ради бога, что ты делаешь со мной!
Этот луч, прямой и резкий, эта света полоса
заставляет меня плакать и смеяться два часа,
быть участником событий, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Кем написан был сценарий? Что за странный фантазер
этот равно гениальный и безумный режиссер?
Как свободно он монтирует различные куски
ликованья и отчаянья, веселья и тоски!
Он актеру не прощает плохо сыгранную роль -
будь то комик или трагик, будь то шут или король.
О, как трудно, как прекрасно действующим быть лицом
в этой драме, где всего-то меж началом и концом
два часа, а то и меньше, лишь мгновение одно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Я не сразу замечаю, как проигрываешь ты
от нехватки ярких красок, от невольной немоты.
Ты кричишь еще беззвучно. Ты берешь меня сперва
выразительностью жестов, заменяющих слова.
И спешат твои актеры, все бегут они, бегут -
по щекам их белым-белым слезы черные текут.
Я слезам их черным верю, плачу с ними заодно...

Жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!
Ты накапливаешь опыт и в теченье этих лет,
хоть и медленно, а все же обретаешь звук и цвет.
Звук твой резок в эти годы, слишком грубы голоса.
Слишком красные восходы. Слишком синие глаза.
Слишком черное от крови на руке твоей пятно...

Жизнь моя, начальный возраст, детство нашего кино!
А потом придут оттенки, а потом полутона,
то уменье, та свобода, что лишь зрелости дана.
А потом и эта зрелость тоже станет в некий час
детством, первыми шагами тех, что будут после нас
жить, участвовать в событьях, пить, любить, идти на дно...

Жизнь моя, мое цветное, панорамное кино!
Я люблю твой свет и сумрак - старый зритель, я готов
занимать любое место в тесноте твоих рядов.
Но в великой этой драме я со всеми наравне
тоже, в сущности, играю роль, доставшуюся мне.
Даже если где-то с краю перед камерой стою,
даже тем, что не играю, я играю роль свою.
И, участвуя в сюжете, я смотрю со стороны,
как текут мои мгновенья, мои годы, мои сны,
как сплетается с другими эта тоненькая нить,
где уже мне, к сожаленью, ничего не изменить,
потому что в этой драме, будь ты шут или король,
дважды роли не играют, только раз играют роль.
И над собственною ролью плачу я и хохочу.
То, что вижу, с тем, что видел, я в одно сложить хочу.
То, что видел, с тем, что знаю, помоги связать в одно,
жизнь моя, кинематограф, черно-белое кино!

Левитанский

@темы: что-то эдакое

23:40 

Немного о мастурбации.

No pasaran!
Походил по дневникам на всяческих ресурсах любопытства ради. И осознал всю степень лютого пиздеца, что творится в головах некоторых подростков.

Во-первых: да, я понимаю, что есть такие виды психических расстройств. Да, я в курсе, что статистика по ним в этой_стране™ не дает достоверных фактов.

Но. Одно маленькое «но». Из слезоточивых опусов шестнадцатилетних самоненавистниц и обиженок-на-весь-мир становится очевидным одно: многие делают это из-за моды и внимания. Потому что больных людей жалеют, охают, ахают, считают невъебаться какими стоиками. К слову, ни на одной блогоплатформе я еще не видел такого количества низкопробных высеров и попыток в сопливую патетику — разве что беон конца нулевых, да и там хотя бы было весело. Никаких жалельщиков, суровая правда жизни: если ты болен, физически или психически, твое состояние в действительности мало кого ебет, пожалеют и забудут, и внимание, которое хоть чего-то стоит, можно получить только путем созидания. Только делая что-то крутое — творчество, помощь другим, просветительская деятельность, саморазвитие какое-то, — можно получить признание. А все эти ваши порезанные ручки для привлечения внимания, унылые однотипные фоточки, исполненные якобы тленом, но на деле мы видим только совершенно пустые глаза в окружении блесток, — хуйня это все. Глянцевое сердечко общественности, от которого несет тухлятиной за километр, сблёв масс-медиа (потому и с блестками!) прямо на твое лицо.

Ладно, хорошо. Какое в 15 лет может быть серьезное саморазвитие? Очень часто в подростковом возрасте может банально не хватать ресурсов или желания — если в зрелом возрасте человек учится себя как-то контролировать, выстраивать причинно-следственные связи — то есть мозг уже достаточно развит, то для старшеклассника втройне сложно жить не только животными инстинктами. Слишком многое зависит от воспитания и окружения, которое зачастую тоже живет исключительно гормонами, слишком много мемчиков и развлекалова вокруг, а уебищный нью-эйдж захлестнул всех с головой.

Но неужели так сложно хотя бы не быть гондоном? Мы тут не ангелы небесные, конечно, я тот еще аморальный ублюдок как минимум с точки зрения верующих, да и многие ученые — светские гуманисты, как минимум — забросали бы меня чашками Петри.

И все-таки, с каких пор нормой стало не выполнять обещания, постоянно ссать кипятком от одной лишь призрачной возможности получить по щам за собственное мнение, постоянно сыпать оскорблениями, вести себя, как быдло, хамить всем вокруг без малейших на то оснований, и прикрывать все это чувственностью, ранимостью, естественностью и самовыражением — короче, вуалью творческой натуры? Ты создал что-то стоящее сам? Нихуя! Ты выразил свое мнение при всех хоть раз вне интернетика? Нихуя! Ни разу не видел, чтобы любящие внимание и жалость со стороны люди хоть один ебанный раз выразили свое_собственное_мнение — потому что его нет. Чтобы хоть раз повели себя достойно, — но они так не умеют. Нет, мы только выебываемся дохуя богатым внутренним миром — не умея созидать, а только разрушать.

И, конечно, сидеть в углу с грустным ебалом и мыслями о собственном беспросветном одиночестве, даже не помышляя о том, чтобы использовать это одиночество во благо себе и другим. Чтобы хоть что-то создать в своей жизни хорошее, перестать себя жалеть, перестать быть тряпкой, измениться к лучшему, чтобы не было позорно быть собой.

Давайте, блядь, продолжайте дрочить. Теребонькайте свое сочетание комплекса неполноценности и непомерного ЧСВ. А я посмотрю и детям покажу, чтоб знали, как делать нельзя.

@темы: бугурт

01:00 

No pasaran!
Откуда я знаю тебя? Скажи мне и я буду рад.
Мы долго жили вместе или я где-то видел твой взгляд?
То ли в прошлой жизни на поляне в забытом лесу,
Или это ты был за темным стеклом
Той машины, что стояла внизу.

Напомни, где мы виделись - моя память уж не та, что была.
Ты здесь просто так или у нас есть дела?
Скажи мне, чем мы связаны, скажи хотя бы "Да" или "Нет".
Но сначала скажи, отчего так сложно стало
Выйти из тени на свет

Считай меня Иваном Непомнящим или назови подлецом,
Но зачем ты надел это платье, и что у тебя с лицом?
И если ты мой ангел, зачем мы пьем эту смесь?
И откуда я знаю тебя, скажи мне, если ты еще здесь.

Я помню дни, когда каждый из нас мог быть первым,
И мне казалось наши цепи сами рвались напополам.
Я пришел сюда выпить вина и дать отдых нервам.
Я забыл на секунду - чтобы здесь был свет,
Ток должен идти по нам. Эй!

Почему здесь так холодно, или это норма в подобных местах?
Зачем ты целуешь меня? И чего ждут солдаты в кустах?
Если тебе платят за это, скажи, я, наверно, пойму.
Но если ты пришел сюда дать мне волю,
Спасибо, уже ни к чему.

Вокруг меня темнота, она делает, что я прошу
Я так долго был виновным, что даже не знаю, зачем я дышу
И каждый раз - это последний раз, и каждый раз я знаю - приплыл
Но глядя на тебя я вспоминаю то, что даже не знал, что забыл

Мое сердце не здесь, снимайте паруса с кораблей
Мы долго плыли в декорациях моря
Но вот они - фанера и клей.
А где-то ключ повернулся в замке,
Где-то открывалась дверь.
Теперь я вспомнил, откуда я знаю тебя,
И мы в расчете теперь

(с) БГ

@темы: что-то эдакое

08:28 

Ахъ!

No pasaran!
Автор - ficbook.net/authors/945243


Солнце не светит над цивилизацией,
Смутно знакомое и ярко-красное.
Кроваво-красное. Верь федерации!
Ты ведь не верил в регенерацию.

Есть в государствах какая-то грация,
Технопрогресс - не дегенерация,
К взглядам относятся с толерантностью
Всюду - партийные тут провокации.


Солнце не светит над цивилизацией.
Небо над Ирком теперь грязно-красное.
Верь своей партии! Верь агиациям!
Станет возможною регенерация!

Вспомни, какою была регистрация
И принуждение к роботизации,
Наши глаза теперь кроваво-красные
Войск начинается мобилизация,

Объединенье в единую нацию.
Зелень падет жертвой урбанизации,
Будут пустыни - они грязно-красные,
Как и металл на твоей новой рации.

Не допускай в государстве стагнации!
Работай во благо цивилизации!
Помни все тезисы декларации.
Верь, что иркены - великая нация!

Бойтесь - мы начали колонизацию.
Наша лидирует в космосе нация.
Скоро забудем про классификацию,
Ты не иркен - отправляйся в прострацию.

Мы родилися не вортарианцами,
Флаги империи - кроваво-красные.
Из ПАКа по венам - поток информации,
Но нет слов "реформы" и "федерация".

Чувства и вкусы попали под санкции,
Старое не подлежит реставрации,
Власти же не подлежат реформации.
Что было там, где сейчас грязно-красное?


Солнце не светит над цивилизацией,
Светят нам лазеры - кроваво-красные.
Верь же Империи! Дезинтеграция...
В ПАКе программа регенерации.

@темы: Invader Zim, что-то эдакое

08:20 

No pasaran!
Автор - www.stihi.ru/avtor/elgcarres


Встретимся

Я встретился с Богом впервые в штате Висконсин, в начале осени,
Он много смеялся, курил, говорил, что Его, дескать, тоже бросили,
Говорил, не волнуйся, прорвемся, где наша не пропадала,
Я запомнил тогда глаза Его, цвета горечи и сандала.

Потом Он исчез - я не слышал о Нем года три, поменял два дома,
В третьем как-то подзадержался - авария, месяц глубокой комы,
Он появился в моей палате, как должное, принес цветы,
Ты, говорил, не умрешь в этот раз. Не ты.

После мы вместе пробыли шестнадцать месяцев, исколесили полмира,
Он говорил без умолку, рвал газеты, ругался, что люди творят кумира
Из каждого. Потом подолгу молчал, смолил за одной одну,
И, кажется, медленно шел ко дну.

Как-то расстались бездарно, Он вышел за сигаретами, а я - в Мадрид,
Тогда мне хотелось спрятаться, забыть, наконец, что и где у меня болит,
Там и пересеклись в предпоследний раз, я сразу Его узнал
Он был...Ну, Он был Богом. Где были мои глаза?

Такой получился расклад - Он стоит, прячет улыбку свою в ладонь,
Говорит "Мы давно не виделись, здравствуй, мой друг". Создает огонь
И прикуривает - как будто мы снова идем слушать новый рок,
Как будто и не было ничего. Будто бы Он - не Бог.

А я молчу, как последний дурак, сигарету изжевываю, покрываюсь потом,
Что мне сказать Ему, что бы не вышло вычурно, не лебезить, проявить заботу,
"Здравствуй"-, мой голос срывается. Он хохочет, берет меня за плечо,
И через месяц уходит, прощаясь - "Увидимся мы еще".

Больше не виделись. Я не молюсь, не соблюдаю пост, не посещаю храм,
Я в Его честь курю, слушаю старый джаз, пью коньяк, хожу по Его следам,
И не тоскую совсем. Мне говорят, что сошел с ума, что совсем чудак -
Но Он мне сказал - мы встретимся. Будет так.


Купина

Я однажды проснусь среди ночи, и голос мне скажет - иди,
Весь маршрут повтори, от Висконсина - в Косту Ди,
До Мадрида на красноглазом* заказан уже билет -
И расстались мы будто вчера. Будто не было этих лет.

Но, конечно же, были. И мне сорок два, у меня седина в ребро,
Я иду вслед за голосом, мне выворачивает нутро -
Неужели мы встретимся здесь, ну, по эту сторону врат?
И отчаянно хочется верить, что Он тоже будет рад.

И Он меня ждет в малом зале прилета ночного Мадрид-Барахас,
Где пустынно, горят фонари, и не смотрит никто на нас -
Я Ему говорю, что веду себя, видимо, как дурак,
Что, похоже, всю жизнь свою проживаю совсем не так,

Что скучаю безумно по нашим ночным философским спорам,
По Нему, по манере Его ухода от разговоров,
По тропинкам нехоженым, невыкуренным сигаретам,
По Его улыбке, по фокусам с той монетой...

Он задорно смеется в кулак, мне прикуривает, курит сам,
Говорит "Ты еще не забыл той дороги к святым местам?
Там отличное варят пиво и играют битлы и Queen!
Это может быть очень страшно. Так что ты не пойдешь один".

Он как-то сразу сникает - Он гонец, Он принес мне дурную весть,
Я смотрю на Него и думаю - Он вернулся, Он правда есть!
И чего мне бояться с Ним рядом, ведь Он же - Бог,
Я давно Его знаю, я выучил сей урок.

Я ушел как-то тихо, бесшумно, почти без боли, никем не понят,
Но я знаю, что Он будет рядом, когда меня похоронят,
Я стою на пороге смерти, и весь мир за моей спиной,
И неопалимая купина распускается предо мной.

@темы: что-то эдакое

08:14 

No pasaran!
Я — бог таинственного мира,
Весь мир в одних моих мечтах.
Не сотворю себе кумира
Ни на земле, ни в небесах.

Моей божественной природы
Я не открою никому.
Тружусь, как раб, а для свободы
Зову я ночь, покой и тьму.

© Ф. Сологуб


Я вижу каменное небо
Над тусклой паутиной вод.
В тисках постылого Эреба
Душа томительно живет.

Я понимаю этот ужас
И постигаю эту связь:
И небо падает, не рушась,
И море плещет, не пенясь.

О, крылья, бледные химеры
На грубом золоте песка,
И паруса трилистник серый,
Распятый, как моя тоска!

© О. Мандельштам

@темы: что-то эдакое

08:10 

No pasaran!
Л. Костюков, "Снег на щеке"
Взрослеющие дети (2)

Вот и вечер настал в разговорах о чуде.
Умирая на время, легко и светло,
За окном пролетают неясные люди,
Припадая на сломанное крыло.
Мне не хочется знать, что со мной дальше будет,
Отпустило бы то, что прошло.

Если даже поймёшь геометрию линий,
Если даже утешишься частной судьбой,
Ты вернёшься туда, где от века и ныне
Продолжается вязкий торжественный бой.
Где тускнеет и гибнет стремительный синий,
Превращаясь в пустой голубой.

Начинается дождь. В этом блеске и гуле
Хорошо растворяются контур и звук.
Он приехал в наш город в начале июля:
Доктора нам советуют ехать на юг.
Говорят, если птицы в полёте уснули,
Они чертят по воздуху круг.

Так секунду висит молоток, изготовясь,
Чтоб точнее ударить по шляпке гвоздя,
Знаешь, так выпадают из времени, то есть
Так заводят часы, навсегда уходя.

Так от дальних платформ пробирается поезд,
Разрывая завесу дождя.

@темы: что-то эдакое

01:30 

Слепое знамя

No pasaran!
Безумно раздражает ситуация, когда объясняешь человеку, вроде бы адекватному, какие-то серьезные вещи, напрягаешься, формулируешь в максимально доступной форме свои доводы и аргументы, не используя терминологию, чтобы тебя просто поняли, приводишь конкретные примеры, объясняешь явления с точки зрения науки — и тебя вроде бы внимательно слушают, понимающе смотрят, а когда просто пытаются сделать выводы из твоих слов — перевирают саму суть, не понимая при этом смысла месседжа. Учитывая, я что распинаюсь где-то по часу, по два со своими лекциями — уже пропадает желание с человеком общаться, он падает в моих глазах на уровень примитивной, совершенно недалекой мрази с исключительно чувственным восприятием в стиле «нравится/не нравится», «верю/не верю», у которой отсутствует даже не аналитическое мышление, а утрачена банальная способность воспринимать и обдумывать простейшую информацию, которая выходит за рамки повседневных интересов этой мрази, зоны комфорта и личного мнения об устройстве мира. Хорошо одно — таким можно рассказывать самые дикие вещи о себе, как-то выговариваться, что ли, а они не поймут, что именно ты говоришь, даже не осознают того факта, что говоришь ты о себе — не то что смогут использовать это против тебя. А еще их можно раздражать и веселиться, если совсем делать нечего.

@темы: больное

09:11 

Капает, капает гелий-3

No pasaran!
А сегодня на повестке дня у нас вопрос года. То ли повеяло всеобщим духом треклятого подведения итогов, то ли еще что. Кто вообще придумал эту кретинскую традицию — запоминать даты и отмечать их как праздники? Приходится невольно подчиняться. «Новогоднее настроение» на уровне: упасть лицом в салат и ржать куда-то в капусту-пекинку.
Собственно, сам вопрос: какого черта я с завидной регулярностью бываю взбешен? Раньше все можно было спихнуть на общий стресс, его остатки, но сейчас все поразительно хорошо. Работа есть, даже не такая паршивая, как я мог предполагать, свободного времени — жопой жуй, досуг разнообразен, с семьей-друзьями все отлично. То есть, все же хорошо, проблемы решаются, жизнь идет своим чередом, чувствую себя прекрасно, хожу радостный и довольный. А бешенство все растет, вспыхивая совершенно внезапно и не угасая подолгу. И все чаще ловлю себя на мысли, что скоро т.н. предметная и вербальная агрессия перетекут в чисто физическую. С одной стороны совсем не хочется бить людей по лицу, по сути, ни за что — ну мудаки они, и ладно, какое мне дело, пока меня это не задевает? К тому же в своей вспыльчивости виноват только я, и не следует никого пытаться травмировать просто потому что что-то не понравилось.
Но это если пользоваться только логикой. А как только в поле зрения появляется очередной источник раздражения, мозг просто медленно отключается. «Сдал позиции, сука».
Дружочек утверждает, что было бы неплохо посетить терапевта, но тот факт, что еще пару лет назад, будучи относительно спокойным, я чуть не расхреначил человеку кабинет и сдержался только из-за подсчетов стоимости ущерба.. в общем, так себе идея.
Идиотизм.


И-и-и переходим к другим приятным и не очень мелочам.

Беттельхайм просто шикарен! Вообще не понимаю, почему он так малоизвестен, в основном в кругах учащихся на факультете психологии, и то мельком, хотя его теории о поведении людей в экстремальных ситуациях — любопытная вещь. «Просвещенное сердце» — по сути, руководство к превращению людей в биомассу, а также причины, по которым этого лучше не делать — очень и очень хорошо зашло. Моя интерпретация, вопреки духу гуманизма книги, представляется чем-то логичным, но мой домашний кусок психолога утверждает, что это несколько странно. Задумался о цикличности человеческой истории и теперь любопытно, что станет толчком для ее нового витка, захотелось пообщаться на эту тему с одним умником. А впрочем, сейчас не об этом. Статьи и эссе у него тоже интересны, особенно о психологической привлекательности тоталитаризма. Может, даже подговорю приятелей зашиться вместе с переводом хотя бы того, что есть в сети на английском, не говоря уже о немецких публикациях. Только вот сомневаюсь, что он будет кому-то интересен. Однако, попытка — не пытка, а вдруг.

Страшно раздражают попытки в возвышенность при помощи высокопарного слога и банального выпендрежа везде, где можно и где нельзя, хотя невооруженным глазом видно, что это фуфло. Не все, но как минимум — две трети. Больные ублюдки. Впрочем, тут уже кто бы говорил. Куда ни плюнь теперь, попадешь либо в байроновского юношу, что для меня уже подобно ругательству, либо в шалаву с синдромом ОБВМ. Не спорю, я тоже мудила, зануда, эгоист и распиздяй, каких поискать, но выебываюсь хотя бы честно — если есть чем. А тут, простите, хуйню какую-то подсунули. Каждый раз тошно.
Зато гениальная фраза: «Ты не знаешь, что теряешь», — и все, для гомерического хохота на полдня вперед больше ничего не надо.


И погода радует.
И альбомчики хорошие радуют.
И вообще все очень круто.

@темы: жизнеописания, впечатления, бугурт

12:13 

Don't fuck with Joe

No pasaran!
Списки всяческой неведомой херни за этот год, без хронологии и систематики. Я не знаю, зачем. Как будто что-то меняется. По большому счету нет, но сделаем вид, что да.

Травмы
+ Ошпаренная голень. Очередное свидетельство того, что мне нельзя брать в руки любые горячие предметы, чисто теоретически наполненные доверху ЧЕРТОВЫМ КИПЯТКОМ.
+ Потянутые связки на обоих запястьях: одно во сне, второе — когда с дерева сигал.
+ Распоротое арматурой бедро. Ничего серьезного, но мне пора перестать шляться вечерами по всяким сомнительным местам вроде УЧАСТКА ВОЗЛЕ СОБСТВЕННОГО ДОМА.
+ Разбитая губа, немного нос, да и вообще лицо в целом. Как там было? «Пиздюлей я получал и получу»... Когда-нибудь я научусь держать при себе смешные шуточки в компании не очень дружелюбных людей с плохой самоиронией.

Два гениальнейших сомнительных комплимента, полученных при весьма странных обстоятельствах:
«Твой злорадный смех прекрасно вписывается в ритм гаражного блюза».
«У тебя лицо, когда чихаешь, выглядит сексуальнее, чем у моей девки, когда она кончает».
После подобного начинаешь задумываться о том, какое у тебя окружение и что вообще происходит с этой жизнью. Что-что, все хорошее и происходит.

Если разыскать подсчеты прошлого года, можно увидеть явный прогресс:
+ выпил почти в два раза больше алкоголя,
+ прочитал в три раза больше книг (ура, вернулся к прежнему темпу),
+ а еще скурил ровно в полтора раза больше сигарет.
Да. Я считаю это.

Все, нахуй это подведение итогов, Остап устал.

Я ненавижу декадентов. Горите в аду. Умирайте самым жутким и мучительным образом. Подыхайте толпами, стадами, чтоб вас всех выкосило, демонстративные любители формы и «эстетики упадка».
И да, я сам декадент. По большей части признаков, по крайней мере, но все же содержание первично. А в остальном тут уже сложно что-то поделать: каждый чертов раз, отказываясь от этого образа жизни, возвращаюсь к нему снова, рано или поздно, так или иначе. Вот опять. И не то чтобы это было плохо, лично меня все устраивает, а недовольные, как обычно, получают свою ссаную тряпку. Однако есть во всем этом какой-то элемент неправильности, а может, я просто конь-хуеверт и нет смысла дергаться в безуспешных попытках выломать собственную личность. Или в этой цикличности как раз и состоит прелесть?

«Неустойчивая мотивация, эмоциональная лабильность, экстравертированнос­ть, гибкость и общительность в контактах с окружающими, художественное и наглядно-образное восприятие, реакция на стресс – эмоционально яркая со склонностью к страхам, защитный механизм – психосоматический или по типу вытеснения. Сильный неустойчивый тип высшей нервной деятельности». (с)
Здесь не хватает чатлано-пацакского: «Ку!»

17:26 

No pasaran!
Педагогическая психология выделяет четыре уровня любви.

Первый уровень: «Мне нужна любовь».
Это детский уровень. Младенцу нужны ласка, поцелуи, ребенку постарше – подарки. Он спрашивает у окружающих его «Вы меня любите?» и требует доказательств любви. На первом уровне мы задаем этот вопрос другим, затем кому-то одному – тому, чье мнение для нас важнее всего.

Второй уровень: «Я могу любить».
Это взрослый уровень. Происходит открытие своей способности испытывать чувства к другому человеку, а значит, изливать свою любовь вовне, и в особенности на своего избранника. Это чувство опьяняет гораздо сильнее, чем сознание, что кто-то любит вас. Чем сильнее вы любите, тем яснее понимаете, какую власть дает вам это чувство. Потребность любить становится необходимой, как наркотик.

Третий уровень: «Я люблю себя».
Распространив свою любовь на других, человек узнает, что может любить и себя.
Преимущество этой стадии перед двумя предыдущими заключается в том, что ты не зависишь от других. Тебе никто не нужен ни для того, чтобы получать любовь, ни для того, чтобы ее дарить. Следовательно, больше нет риска испытать разочарование или пережить предательство любящего или любимого существа. Любовь можно отмерять строго в соответствии с собственными потребностями, не прибегая к чужой помощи.

Четвертый уровень: «Любовь ко всему миру».
Это безграничная любовь. После того как человек научается получать и отдавать любовь и любить себя, он начинает распространять любовь вокруг себя во всех направлениях. И точно так же получать ее.

@темы: Паста

надписи на гаражах

главная